“Тот, кто прикасается к жизни ребенка, прикасается к самой чувствительной точке сущего. Его жизнь корнями опускается в далекое прошлое и взмывает вверх к безграничному будущему”

М. Монтессори

 

Русское чтение. Метод барона Корфа

29 июня 2023, 15:30  Просмотров: 189

Из книги барона Николая Александровича Корфа «Русская начальная школа. Руководство для земских гласных и учителей земских школ. - СПб. Издание Д. Е. Кожанчикова, 1870.

Буквослагательная и звуковая метОды обучения чтению


Кто не знает, что нам необходимо узнать буквы, уметь соединить их в слоги, а слоги в слова для того, чтобы иметь право сказать, что мы освоились с механизмом при процессе чтения? Но на вопрос, как достигать этого искусства, отвечают еще различно. Только в последнее время стали обучать грамоте, именуя буквы тем звуком, который они выражают в словах. Называя, например, букву «р» не «эр» или «рцы», но «ррр» (будто собака рычит), т. е. так, как она звучит в начале слова «рак», где вовсе не слышно, чтобы произносилось «эр», но только «р».

Эта звуковая метода, появившаяся у иностранцев чуть ли не сто лет тому назад, и давно повсеместно принятая в западной Европе, только в последние годы стала прививаться в России. Еще во многих русских школах господствует до сих пор так называемая буквослагательная метОда, по которой только тот может достигнуть чтения, который заучит, что «како, люди, азъ, добро» составят слово «клад». Буквослагательная метода заставляет заучивать столько складов, сколько встречается различных сочетаний букв в словах.

Мы указали до сих пор только на внешнее различие между обеими метОдами. Дальнейшее изложение вполне выяснит, насколько они расходятся в выборе средств и достигаемых ими целях.


Ученик, умеющий сливать только два звука, уже умеет читать


На пятый, шестой день обучения дети, ознакомившись с пятью-шестью буквами, уже понимают, что если произнести два звука — «а» и «ш», то на слух эти два звука сливаются: «аш». Ученик, умеющий сливать только два звука, уже умеет читать, ему остается только указать, какие звуки соответствуют всем буквам алфавита и отдельно названия букв. Покажите такому ученику знакомый ему звук «а» и поставьте рядом еще никогда невиданную им букву «х»: скажите ему, что она произносится «х», и ученик немедленно сольет оба звука и прочтет: «ах».

Это простейшее наблюдение стоит проверить всякому учителю для его собственного педагогического развития. Вызовите к доске ученика из новичков хоть после шестого урока обучения грамоте, т. е. такого, который уже понял, как из двух звуков составлять один, и поставьте перед ним какую-нибудь известную ему гласную букву.

Затем вы доставите огромное наслаждение и ему и всему классу, если к этой знакомой гласной букве приставляться никогда не виданный еще учеником согласный. Наслаждение детей будет состоять в том, что не успеете вы произнести согласную звуковым способом, а не назвать ее по имени (то есть вы произнесете не «вэ», но «в»), как ученик, вызванный к доске, произнесет целый слог, то есть, сольет два звука. Тем он докажет и всему классу, и себе самому, что новички уже умеют читать, и вся дальнейшая задача обучения грамоте состоит только в том, чтобы заучить звуковое именования еще не пройденных букв алфавита.


Фрагмент репродукции картины Александра Морозова «Сельская бесплатная школа»

Азбука для самообучения


На этом простейшем наблюдении основано недавно появившееся «Чтение и письмо по картинкам» — Азбука для обучения и самообучения грамоте по наглядно-звуковому способу, с 800 картинками в тексте (цена 20 коп.). Этот в высшей степени талантливый способ обучения, к сожалению, у нас еще слишком мало оцененный, но вызвавший всеобщее сочувствие и одобрение международной конференции педагогов, которую я ознакомил с этой, педагогической новинкой во время венской всемирной выставки, — этот способ обучения весь вытекает из указанного нами наблюдения. Но талантливое применение его неизвестным автором состоит в том, что назвать или подсказать звук может не только учитель, но и картинка, чем и объясняется масса рисунков в «Чтении и письме по картинкам».

Представьте себе, например, что ученику известна буква «у». Учитель желает, чтобы ученик прочитал слово «ус» или «усъ», так как «ъ» не имеет своего звука, не произносится. Учитель не вызовет ученика к доске, а, нимало не стесняясь, что ученик, положим, понятия еще не имеет о букве «с», — раскроет пред ним «Чтение и письмо по картинкам» на той странице, где изображен ус и, указывая на изображенный ус, спросит ученика, что тут нарисовано?

Затем учитель укажет ему на напечатанную под картинкой подпись «ус», говоря, что тут де подписано название картинки или того, что картинка нам показывает, и ты можешь прочитать эту подпись.

Сколько ты видишь тут букв? Посчитай их от левой руки к правой.
Ответ: тут две буквы.
Вопрос: которую из них ты знаешь?
Ответ: первую, или вот эту.
Вопрос: Произнеси ее.
Ответ: «у».
Вопрос: а вся эта подпись, какой предмет называет? Не мышь ли, не глаз ли, не ухо ли?
Ответ: тут должно быть подписано «ус», потому что нарисован ус.
Вопрос: если же все это слово вместе — «ус», а произносятся только две первые буквы, и ты уже знаешь из них первую, умеешь назвать ее «у», то, как будет называться вторая, вот эта, что на полбублика похожа?
Ученику ничего не остается, как назвать искомый звук «съ» (конечно не «эс» и не «слово», так как этих названий буквы по слуху не выведешь)


В чем же состоит теперь огромный педагогический выигрыш, по описанному способу обучения?


В чем выигрыш? В том, что ученик наблюдал, мыслил и сам вывел название новой для него буквы, не только узнал новую букву, что произошло и в том случае, если бы подсказал ее учитель, но был занят развивавшим его обучением. 

После всего сказанного станет понятным, что если учитель покажет ученику в «Чтении и письме по картинкам» изображение с подписью «оса», а ученик уже прежде знал две буквы из этих трех, - «о» и «а», то он опять, но уже гораздо легче, выведет недавно лишь узнанный им звук «с», изображающийся буквою «с». 

Привыкнув к такому ознакомлению по рисункам в названной азбуке и подписям под ними, ученик уже без всяких наводящих вопросов учителя и совершенно самостоятельно, только путем размышления над картинкой азбуки, изображающей знакомый ученику предмет, доберется до звукового именования еще не пройденной им на уроке буквы в подписи к новой картинке Азбуки. Вот почему азбука «Чтение и письмо по картинкам», к которой учитель найдет более подробное объяснение в «Ключе к чтению и письму по картинкам» (ц. 15 коп.), составляет драгоценное пособие, для возможно более раннего развития в учениках самодеятельности. 

С 10-го издания заглавие: "Наглядная азбука для обучения и самообучения грамоте по наглядно-звуковому способу"; на обложке подзаголовок: "Чтение и письмо по картинкам". Издано также под заглавием: "Чтение и письмо по картинкам", "Родная азбука для обучения и самообучения грамоте по наглядно-звуковому способу". Автор в книге не указан. С 10-го издания перед заглавием автор: Ф. Павленков. 


Не заучивать, а понимать 


Итак, звуковое обучение не знает складов; протяжное именование букв, т. е. протяжное произнесете звуков, уже образует слово; тот, кто раз в жизни понял слияние двух звуков в один, т. е., хоть один слог составил из звуков сам сознательно, тот никогда не может забыть процесса чтения. Он может забыть только буквы и будет безошибочно читать, если только вы подскажете ему забытую букву. 

Напротив, ученик, обученный по буквослагательной методе, заучивал не только буквы, но и сочетание их или склады, и потому, стоит ему только забыть несколько из заученных им сонетами, и ему представится, что «буки» — «азъ» составят «бу», а «веди» — «он» не «во», как он заучивал, а «ов». 

Если сообразить, сколько различных сочетаний букв, т. е. складов, можно составить перестановкой всех 35 букв алфавита, то легко представить себе, что немудрено не удержать в памяти всей массы складов. Но примените звуковое обучение, обращаясь не к памяти, а к рассудку, пониманию, - и вы достигнете совершенно иных результатов. 35 знаков или букв помнить не трудно, а складов, т. е. сочетаний букв или звуков, помнить и не надо — оно понятно навсегда. И потому ученик, обученный по звуковому способу, навсегда умеет читать, а от упражнения будет зависеть только большая или меньшая беглость и плавность чтения его. 

Но отсутствие навыка или упражнения никогда не лишит обученного ученика возможности разобрать любое слово в любой книге, т. е. медленно и верно прочитать его. 


Несколько игр с буквами из книги «Русская начальная школа» Барона Н. А. Корфа 


1) «Игра в буквы», известная нашим учителям, состоит в том, что один ученик, задумав слово, подбирает на него подвижные буквы из ящика, перемешивает те буквы, из которых слово составляется, и дает эту кучку букв товарищу, который, делая различные перестановки букв, должен составить слово, задуманное первым. 

2) «Подчеркивание букв», объясненное в моем «Руководстве», служит для повторения пройденной учениками части алфавита: каждому ученику дают клочок газеты и карандаш, которыми ученик подчеркивает все знакомый ему буквы, которые встретятся. 

3) «Сочинение слов» означает, что каждый ученик пишет слово, которое ему самому придет в голову, а отнюдь не то, которое вздумалось написать соседу. 

5) «Списывание с книги» может оказать значительное влияние на верность письма учеников, если только учитель приучит их переписывать из книги безошибочно, и тетрадь одного ученика будет передаваться другому для поверки ее с книгой. 

6) «Письменные упражнения» (скоропись) имеют целью: а) научить детей излагать свою мысль на бумаге и б) восполнять недостаток времени при обучении известным предметам, т. е. утверждать в сознании детей то, что им преподано в классе.

Смотреть галерею
Смотреть галерею
Смотреть галерею
Смотреть галерею
Смотреть галерею
Смотреть галерею

Расскажите об этом друзьям:

Появились вопросы?