“Тот, кто прикасается к жизни ребенка, прикасается к самой чувствительной точке сущего. Его жизнь корнями опускается в далекое прошлое и взмывает вверх к безграничному будущему”

М. Монтессори

 

Монтессори-педагогика в России. Жизненный путь Юлии Ивановны Фаусек

25 февраля 2023, 18:15  Просмотров: 586

Русская монтессори-учительница Юлия Ивановна Фаусек. Начало пути


В архиве, к сожалению, не сохранилось дореволюционных фотографий Юлии Ивановны Фаусек. Известно только, что дочь военного моряка И. Андрусова родилась 3 (15) июня 1863 года в портовом городе Керчи Таврической губернии. Здесь прошли ее детство и юность.

Затем – столица России, Санкт-Петербург, где она успешно окончила Высшие женские Бестужевские курсы (1884 год). По воспоминаниям Ю.И. Фаусек, она очень рано начала педагогическую деятельность, когда ей было всего 20 лет.

Сразу после окончания Бестужевских курсов Юлия Ивановна стала преподавать естественную историю девочкам 12-14 лет в средних классах женских гимназий. Но чем старше становилась Юлия Ивановна, тем сильнее тянуло ее к маленьким детям. “Я чувствовала инстинктивно, – писала она в воспоминаниях, – что воспитание и обучение надо начинать с корней, с малого возраста, но как? Вопрос, долгое время остававшийся для меня неразрешимым”.

В 1912 году, когда Юлия Ивановна, “утомленная личными обстоятельствами жизни”, уже хотела отойти от педагогической деятельности, она впервые познакомилась с педагогической системой Марии Монтессори и, поверив в возможности этой системы для улучшения отечественной теории и практики воспитания, стала до конца жизни активным сторонником и пропагандистом монтессори-педагогики в России.

"Курсистка". Картина художника Николая Ярошенко. 1883 год

Знакомство с педагогикой Монтессори


Вот как об этом пишет сама Юлия Ивановна в своих воспоминаниях: “В 1912 году я прочитала в “Вестнике воспитания” статью Е.Н. Янжул “Об одном итальянском детском саде”. Статья эта сильно заинтересовала меня, и мне очень захотелось поближе познакомиться с системой, описанной в этой статье. Вскоре затем я получила от проф. С.И. Созонова перевод книги Монтессори “Il metodo della Pedagogia scientifica applicato all educazione infantile nelle. Case die Bambini” под заглавием “Дом ребенка”, которую я и принялась изучать.

Летом 1913 года живя на даче на берегу Балтийского моря, я услышала однажды насмешливый рассказ одного учителя о том, что известный престарелый физик В..В. Лермантов, живший там же, бредит какими-то пуговками, застежками, кубиками, треугольниками и проч. Я поняла, что дело идет о системе Монтессори, и мне страстно захотелось поговорить о ней с Лермантовым, поделиться моими впечатлениями о ее замечательной книге. Желание мое исполнилось, и мы провели несколько дней в живейших беседах.

Лермантов – ученый, физик, проведший всю свою жизнь в лаборатории со студентами, – живо заинтересовался этим новым методом. Он обратил особое внимание на некоторые его стороны, говоря, что, если бы студенты воспитывались своевременно в духе идей Монтессори, они много выиграли бы в своем развитии и не тратили бы драгоценного времени на многие вещи, которые с легкостью усвоили в раннем детстве…” (Фаусек Ю.И. Детский сад Монтессори. Опыты и наблюдения в течение семилетней работы в детских садах по системе Монтессори. – Берлин, 1923).

В.В. Лермантов выписал весь дидактический материал Монтессори из Лондона, чтобы познакомиться с ним воочию. И таким образом, осенью 1913 года Ю.И. Фаусек впервые увидела этот материал. Лермантов демонстрировал его сначала в Университете, потом в Педагогическом музее Соляного городка.


Первый детский сад Монтессори в России


Юлия Ивановна была человеком широкой эрудиции, в ее облике нашли отражение лучшие черты русской передовой интеллигенции начала 20 века. Поэтому не случайно в круг знакомых и друзей Фаусек входили талантливые ученые, писатели, художники, среди которых В.М. Гаршин и В.А. Герд, П.Б. Струве и В.С. Соловьев, П.М. Третьяков, Н.А. Ярошенко и А.И. Куинджи, А.П. Чехов и А. Эйнштейн.

И может быть, именно женственность, притягательность и обаяние ее натуры, неиссякаемый энтузиазм и увлеченность, уважительное отношение к личности ребенка, понимание особой значимости детства для всего последующего развития человека вызывали у окружающих желание поддержать и помочь в ее благородном деле.

В октябре 1913 года при горячем содействии профессора Созонова, бывшего тогда директором Коммерческого училища Шидловской, и самой М.А. Шидловской Ю.И. Фаусек удалось положить начало первому детскому саду по системе Монтессори в Петербурге. Этот детский сад был открыт на Шпалерной улице 10 октября и работал вплоть до 1918 года.


Поездка в Италию. Они говорили о детях – русских и итальянских


Летом 1914 года при поддержке опять-таки С.И. Созонова Юлия Ивановна была командирована Министерством народного просвещения в Рим для ознакомления с постановкой дела воспитания детей дошкольного возраста в домах ребенка. “То, что я увидела и пережила в Риме, - писала Ю.И. Фаусек, вспоминая о своей поездке, - превзошло все мои ожидания”.

Фаусек не просто побывала в этих учреждениях и увидела своими глазами их педагогический процесс, а как всегда, ей повезло на встречу – в этот раз с самой Марией Монтессори. Их беседа продолжалась более получаса. Они говорили о детях – русских и итальянских, о дисциплине, организации дошкольных учреждений по методу Монтессори в России. Монтессори интересовалась опытом работы Юлии Ивановны и была рада, что метод превосходен для воспитания маленьких русских детей, если изменить лишь некоторые детали.

Вернувшись в Россию, Ю.И. Фаусек подробнейше описала увиденное и опубликовала книгу “Месяц в Риме в “Домах детей” Марии Монтессори” (Петроград, 1915). Благодаря этим описаниям мы сейчас можем ярко представить, как строилась работа этих учреждений под руководством самой М. Монтессори.

Встреча с великим итальянским педагогом произвела особое впечатление на Ю.И. Фаусек. “Кто видел Марию Монтессори один раз, – писала она, – тот никогда ее не забудет, и кто слышал ее проникновенные слова, произносимые прекрасным гармоничным голосом, о воспитании маленьких детей, в душе того слова эти будут звучать как завет истинно талантливого человека”.


"Я работала в тиши, уверовавшая в систему, но не уверенная в своих возможностях и умении"


После возвращения из зарубежной командировки, Ю.И. Фаусек с огромном энтузиазмом принялась за работу в детском саду. “Я работала в тиши <…>, уверовавшая в систему, но не уверенная в своих возможностях и умении, ревниво оберегая свое уединение…”.

Вместе с тем интерес в России к педагогической системе Марии Монтессори в этот период неуклонно нарастает. Если в 1910 году появляются только первые публикации о “методе Монтессори” и о “Домах ребенка” в Риме, то в 1913 году выходит книга М. Монтессори “La Pedagogue Scientific” (“Опыт научной педагогики”), а в 1915 году уже публикуются книги отечественных педагогов: Н.Д. Лубенец “Фребель и Монтессори” и Е.И. Тихеевой “Дома ребенка Монтессори в Риме, их теория и практика. По личным впечатлениям”.

Фаусек начинает широко пропагандировать систему М. Монтессори. В 1915 году, на пасхальной неделе в Петрограде, когда проходила выставка “Детский сад”, ею был представлен весь набор дидактического материала, и все дни выставки читались доклады. “Наблюдая публику, посещающую выставку, можно было убедиться, что очень многие мало слышали вообще о М. Монтессори и совершенно не были знакомы с ее пособиями и материалом”. (Дошкольное воспитание. 1915 №5).

Благодаря выставкам и докладам желающих познакомиться с Петроградским детским садом, работающим по системе Монтессори, становилось все больше. Раз в неделю Юлия Ивановна начала показывать дидактический материал и давать консультации. Это обстоятельство вызвало у С.И. Созонова идею открыть курсы для желающих поближе ознакомиться с системой Монтессори.

В течение двух зим (1916-1917 годы) при Обществе свободного воспитания читались лекции в помещении Коммерческого училища М.А. Шидловской (Шпалерная ул., 7) и проводились практические занятия в детском саду при этом же училище. Ю.И. Фаусек принимала самое активное участие в работе курсов: читала лекции, вела практическое занятия в детском саду сначала только сама, а затем с ассистенткой А.Н. Верховской.

Летом 1914 года началась первая мировая война. Еще более осложнил ситуацию октябрьский переворот 1917 года. В стране все более и более усиливаются голод и разруха, которые лишали детей нормального детства.


Годы войны и революций. Тетрадь наблюдений


В этих неимоверно трудных условиях Ю.И. Фаусек открывает осенью 1918 года еще один детский сад по системе Монтессори при трудовой школе на Офицерской улице, в помещении бывшей Николаевской военной гимназии.

Детский сад на Офицерской, по воспоминаниям Ю.И. Фаусек, посещали преимущественно дети пролетариев и только 7-8 детей из интеллигентных семей. Число детей колеблется от 30 до 40, одни выбывают, на их место приходят новые дети.

Всего лишь 12 детей посещают дошкольное учреждение регулярно. Опытные воспитатели знают, как сложно работать в таких условиях бесконечного адаптационного периода ребенка. Но Юлия Ивановна, мужественно перенося материальные лишения, вместе со своей помощницей живет при этом детском саде и работает с детьми. Для каждого ребенка у нее была особая тетрадка, в которую она заносила записи, являющиеся результатом наблюдения его развития.

Уникальный эмпирический материал лонгитюдного наблюдения за развитием дошкольников 20-х годов прошлого века еще ждет своих исследователей. В этих записях сама Юлия Ивановна, ее отношение к детям, высочайший профессионализм.

“Лиля. 3 г. 3 м. – Поступила 9 сентября 1916 г. <…> Единственный ребенок. Отца нет. Мать служит; домой приходит только в 6 ч. вечера. Здоровый ребенок, хорошего сложения. Речь очень плохо развита. Не произносит р и л (юка – рука, хеб – хлеб), ш (каса – каша), ж (зюк – жук), ч (чиси – часы); а, у, ы – произносит мягко.

17 сентября. Первые дни плакала, требовала “маму”. Когда успокаивалась, то сидела на одном месте, не желая ничем заниматься. Теперь остается охотно, “маму” просит лишь изредка и скоро успокаивается. В общем спокойна, ест хорошо. Материал пока не берет; играет подолгу с игрушками. 19. Отобрала 12 кубиков (мелких) от 12 кирпичиков с завязанными глазами без одной ошибки. Повторила упражнение несколько раз.

Ноябрь, 2. 20 минут со вкладками. Глазами плохо различает формы. Научилась ощупывать фигуры пальчиками.

Февраль, 6. Сильный мороз (- 22). В школу пришла одна Лиля. Все утро (до 11.30) была занята беспрерывно. Молча, с легкой улыбкой она сначала упражнялась на рамках, потом с брусками (цилиндрики), потом взяла коробку с буквами, лотки со вкладками и долго с ними упражнялась.

Потом Лиля сама накрыла на стол на три прибора, вымыла руки, помолилась, позавтракала, убрала посуду, вымыла кружки и тарелки с нашей помощью. В 1.30 ушла домой. Сколько работы, – настоящей, разумной, спокойной и с веселой улыбкой сделала за три утренних часа эта трех с половиной лет девочка. И притом добровольно и вполне самостоятельно.

1917, ноябрь, 28. Лиля с матерью уехала совсем из Петербурга. Она очень плакала. Страшно жалко расставаться с этой девочкой и не иметь возможности следить за ее дальнейшим ростом”. (Фаусек Ю.И. Детский сад Монтессори. Опыты и наблюдения в течение семилетней работы в детских садах по системе Монтессори. – Берлин, 1923).


Умение видеть ребенка - основа высочайшего профессионализма


Опыт работы в детском саду с детьми помог Юлии Ивановне понять роль воспитательницы дошкольников. “Руководительница, – писала Ю.И. Фаусек, – должна выработать в себе умение ко всему приглядываться и ничего не пропускать”. (Фаусек Ю.И. Детский сад Монтессори. Опыты и наблюдения в течение семилетней работы в детских садах по системе Монтессори. – Берлин, 1923).


Идея поддержки детской самостоятельности


Разделяя идеи М. Монтессори, Ю.И. Фаусек считала, что от воспитательницы маленьких детей требуется большое терпение, то есть умение уважать “медленный темп детской жизни”, не делать за ребенка то, что он сам может в силу возрастных возможностей. Поэтому воспитательнице не следует самой одевать, кормить дошкольников и прочее.

В детском саду Ю.И. Фаусек большое внимание уделялось развитию детской самостоятельности, по сути, были заложены основы трудового воспитания дошкольников. В связи с этим широко применялись так называемые “обыденные, житейские упражнения”, помогавшие воспитанникам социализироваться в окружающем мире. Широко практиковались рамки Монтессори, что позволяло детям эффективно осваивать умение самостоятельно одеваться.

Житейские упражнения предполагали также дежурство за завтраком (накрыть столы скатертями или клеенками, расставить тарелки и кружки, разложить ложки, ножи и вилки, подавать кушанья, убрать и вымыть грязную посуду, убрать скатерти, подмести пол, расставить на места столы и стулья).


В житейских упражнениях дети развивают в себе внимание к вещам, ловкое и бережное с ними отношение, учатся быть внимательными по отношению к товарищам. Как чрезвычайно наблюдательный педагог, Юлия Ивановна замечала, что уже 5-6 летние дети-дежурные помнят, кто любит много хлеба, кому нужно налить больше молока, кому дать две порции. Старшие – 6-летки заботятся о младших. Само собой в детском саду установилось правило: маленьким надо подавать еду раньше.

В процессе дежурства, – как считала Ю.И. Фаусек, – дети приобретали привычки к “красивой домовитости”. Дежурным надевали белые переднички и нарукавники. Для мытья посуды служили другие – синие или зеленые. Столы покрывали белыми скатертями, у каждого ребенка для салфетки были мешочки или кольца с именем. Украшать столы цветами или вообще какой-нибудь зеленью, будь то просто овес, посеянный в горшке, или еловая ветка, вошло в обычай. Редкие дети забывали поставить их на стол, а если забудут дежурные, то другие заметят и непременно исправят ошибку.


Кто есть монтессори-педагог по Фаусек?


Уважение к личности маленького ребенка выражалось у Ю.И. Фаусек и в требованиях к поведению педагога. Она утверждала, что манеры и поступки руководительницы должны быть манерами и поступками воспитанного человека. Никогда не забывать извиниться перед ребенком или поблагодарить его за услугу. Оберегать от грубых слов, не впадая в неискреннюю слащавость, кукольную приторность.

Руководительница должна следить за своим костюмом. Быть одетой всегда так, чтобы нравиться детям. Ее туалет должен быть идеален. “Мы не имеем права требовать от детей порядка в костюме, – писала Ю.И. Фаусек, – если у нас самих будут оторваны пуговицы и болтаться тесемки”. Все это “мелочи”, но из мелочей соткана повседневная жизнь, и очень часто мелочи имеют огромное значение для выработки характера будущего человека”. (Фаусек Ю.И. Детский сад Монтессори. Опыты и наблюдения в течение семилетней работы в детских садах по системе Монтессори. – Берлин, 1923).

Развивая идеи М. Монтессори о важности создания предметной развивающей среды, Ю.И. Фаусек требовала от руководительницы, чтобы она обладала способностью любить вещи, с которыми обращаются дети, будь то дидактический материал, игрушки, посуда, рисунки, карандаши, детские платья или башмаки.

Маленькие дети неразрывно связаны со всеми вещами, которыми окружены, с которыми они живут. Вещи как бы часть их самих. Дети в большинстве любят вещи как живые существа. Поэтому воспитательница должна окружить детей в детском саду вещами простыми и изящными, ласкающими глаз и руки, затрагивающими нежные детские чувства и будящими мысль. Количество вещей должно быть оптимальным.


Курсы по обучению педагогов Монтессори


Дальнейшая, теперь уже научно-педагогическая судьба Ю.И. Фаусек была неразрывно связана с высшими педагогическими учреждениями Петрограда (Ленинграда).

1 сентября 1918 года на базе Фребелевских курсов в Петрограде был учрежден Педагогический институт дошкольного образования (ПИДО). Это был первый в России ВУЗ по подготовке дошкольных работников. Институту было предоставлено помещение бывшего Николаевского сиротского института (набережная реки Мойки, 48 и Казанская ул., 3).

Основной целью Института являлась подготовка специалистов с высшим образованием для дошкольных учреждений, а также для воспитания и обучения дефективных детей (отстающих и одаренных). Помимо учебной работы Институт должен был решать научные задачи, связанные с исследованием разнообразных проблем дошкольной педагогики. При этом важно было пропагандировать идеи зарождающегося в стране дошкольного образования.

Как практик, Юлия Ивановна особое внимание уделяла практической подготовке студентов к работе с детьми. Детский сад по системе М. Монтессори, созданный при ПИДО (1920 год), курировала сама. Это была своеобразная лаборатория ее кафедры. Студенты под руководством преподавателей вели психолого-педагогические наблюдения, изучали дидактический материал Монтессори, наблюдали и проводили занятия с детьми.

В настоящий праздник по случаю десятой годовщины открытия в России первого детского сада по системе Монтессори превратилось 21 октября 1923 года заседание монтессорийского кружка при ПИДО. Ю.И. Фаусек сделала доклад: “Очерк десятилетней работы по системе Монтессори”. Ряд учреждений и отдельные лица принесли свои поздравления Юлии Ивановне по поводу ее деятельности, как педагогической, так и теоретической. Юбилейное заседание вынесло решение послать письмо М. Монтессори. В день юбилея детский сад и кабинет посетило более 400 человек.


500 рублей от Н.К. Крупской на вторую командировку в Европу


Но в то же самое время все дошкольные кафедры ПИДО были объединены в одну – кафедру дошкольной педагогики. Таким образом, Ю.И. Фаусек лишилась собственной кафедры, но осталась работать в качестве профессора кафедры дошкольной педагогики ЛГПИ им. А.И. Герцена.

Горечь утраты в какой-то степени компенсировала полученная возможность заграничной стажировки. Хотя даже близкие и коллеги посмеивались над планами Ю.И. Фаусек, которая на выделенные по ходатайству Н.К. Крупской 500 рублей хотела объехать всю Европу, ей все же удалось осуществить свой план.



Она посетила Голландию и Германию. Самые лучшие школы и дошкольные учреждения. И вновь встретилась в Риме с Марией Монтессори. “Похвалы и признания моей работы, – писала Юлия Ивановна дочери, – не могли мне дать и тени того удовольствия и радости, которые я испытала в Риме от приема и слов Марии Монтессори. Она дала мне свой портрет с дарительной надписью. Он и теперь висит у меня на стене и утешает в горькие минуты”.

Сколько этих горьких минут выпало на долю Юлии Ивановны, трудно преувеличить. Во второй половине 20-х годов в России начинается последовательная критика педагогической системы М. Монтессори. Подобно тому, как в 1921 году была проведена в Петрограде конференция по наследию Ф. Фребеля, в конце 1923 – начале 1924 года проводится конференция по системе Монтессори и выпускается специальный сборник “Пересмотр основ педагогики Монтессори”.


Пересмотр основ педагогики Монтессори


Сады по системе Монтессори еще сохраняются, появляются публикации, в которых положительно оцениваются материалы и отдельные методические приемы Монтессори, но в целом ее система признается идеологически и педагогически неприемлемой для советских дошкольников.

Пытаясь сохранить возможность воспитания и обучения дошкольников на основе концептуальных идей системы Монтессори, коллеги и соратники Ю.И. Фаусек в этих условиях идут на компромисс.

Так, в работе В.В. Таубман “Система Монтессори с точки зрения марксистской педагогики” сильно прослеживается стремление обосновать возможность использовать эту систему для коммунистического воспитания дошкольников. Автор утверждает, что они работают над пересмотром системы Монтессори, на практике проверяют свои выводы и допускают возможность “перенесения детского сада на производство при сохранении методической стороны системы Монтессори, реформированной новыми достижениями в духе марксистской педагогики”.

В программу занятий детского сада по системе Монтессори включается общественно-политическое воспитание (экскурсии на площадь Жертв революции, участие в демонстрации 1 мая, устройство уголка революции и пр.), “начатки самоуправления” (детские собрания для выработки распорядка дня, обсуждения праздников и приема гостей и др.).

В этих сложных условиях Ю.И. Фаусек выступает против политизации воспитательной работы с дошкольниками, заявляет о своей приверженности к системе свободного воспитания, фактически внося в детский сад и новое в связи с условиями социальной жизни.

Решение ГУСа о закрытии детских садов М.Монтессори


Однако распоряжение о закрытии детских садов по системе Монтессори было принято на государственном уровне. В 1930 году по идеологическим причинам перестал существовать и экспериментальный детский сад Ю.И. Фаусек.

Так завершился многолетний педагогический эксперимент поиска альтернативной модели воспитания и обучения дошкольников на основе культурного заимствования зарубежной педагогической системы и ее адаптации к социально-экономическим условиям России.

В 30-е годы Ю.И. Фаусек существовала на случайные заработки и писала в “стол”, для потомков. Это период наиболее плодотворной аналитической и теоретической деятельности, направленной на исследование психических механизмов целостного развития личности ребенка и разработку педагогических способов его развития в условиях детской самостоятельности.

Работы Ю.И. Фаусек этого периода посвящены обобщению результатов многолетней практической деятельности, в них представлены выводы относительно эффективности и оптимальности условий реализации системы Монтессори. Ю.И. Фаусек интересуют различные аспекты проблемы взаимоотношения детей и взрослых, роль педагога в “пробуждении внутренней сущности ребенка”.


Последняя рукопись


Последняя, незавершенная рукопись “О морали у детей (Записи наблюдений и опыта работы в детском саду)”, где сформулированы интереснейшие мысли о психологической природе детства, предвосхитившие идеи современной гуманистической педагогики, была начата 15 июля 1941 года. Она обрывается зимой 1941 – 1942 годов.

Ю.И. Фаусек умерла в феврале 1942 года в блокадном Ленинграде (В Российской педагогической энциклопедии указана другая дата – 1943 г.) и была захоронена с сотнями тысяч ленинградцев в братской могиле. 30 лет подвижнической деятельности по постижению и творческому воплощению в жизнь педагогики Монтессори в системе отечественного дошкольного образования.

Результатом теоретической и практической деятельности по реализации системы Монтессори в России явилось становление собственного педагогического наследия Ю.И. Фаусек, которое является историко-педагогическим феноменом и представляет собой совокупность педагогических взглядов автора на решение проблем воспитания и обучения детей дошкольного и младшего школьного возраста.


Открытия Юлии Фаусек


Обобщение результатов опытно-экспериментальной работы позволили Ю.И. Фаусек выявить ряд закономерностей, доказывающих эффективность системы Монтессори.

  • Индивидуальная самостоятельная работа ребенка с дидактическими материалами в подготовленной развивающей среде способствует раннему выявлению интересов и склонностей детей, а также возникновению интереса к работе других, что приводит к формированию “свободной кооперации”, культуры автономии, взаимодействию детей без соперничества;
  • “автодидактизм” развивающего материала обеспечивает становление у ребенка элементов самоконтроля, что способствует адекватной самооценке, возникновению положительной мотивации к работе и воспитанию самостоятельности как личностного качества;
  • положительная мотивация, интерес к работе с дидактическим материалом сопровождается высокой “концентрацией” и “поляризацией” внимания, что обеспечивает формирование обобщенных способов действий (“приобретение метода в работе”), приводит к “нормализации” поведения и облегчает адаптацию ребенка к обучению в начальной школе.

Осмысление педагогического наследия Ю.И. Фаусек в современной практике дошкольного образования может обеспечить концептуально грамотное “прочтение” системы Монтессори и технологически точное ее воплощение в условиях российской культуры, а также способствовать осуществлению идей гуманистического подхода к ребенку как субъекту собственного развития, что отвечает современным тенденциям развития педагогической науки.

Статья Марии Вадимовны Крулехт, доктора педагогических наук, профессора. (Публикуется в сокращении).

Смотреть галерею
Смотреть галерею
Смотреть галерею
Смотреть галерею
Смотреть галерею
Смотреть галерею

Расскажите об этом друзьям:

Появились вопросы?