“Тот, кто прикасается к жизни ребенка, прикасается к самой чувствительной точке сущего. Его жизнь корнями опускается в далекое прошлое и взмывает вверх к безграничному будущему”

М. Монтессори

 

Настоящая острота чувств человека достигается только с помощью самовоспитания

2 марта 2023, 22:15  Просмотров: 58

В подобных упражнениях забывается фактор сенсорной культуры


Воспитание чувств имеет целью обострение различительного восприятия стимулов путем повторных упражнений. Существует «сенсорная культура», которую обычно не принимают во внимание, но она составляет важный фактор в эстезиометрии.

Например, среди приборов, применяемых во Франции, для измерения умственных способностей, или приборов, установленных де Санктисом для диагноза степени одаренности, часто употреблялись кубы различной величины, ставившиеся на различных расстояниях.

Ребенку надо было отобрать наименьший и наибольший кубы, а хронометром отмерялось время реакции — промежуток между заданием и его исполнением. Учитывались так же и ошибки. Повторяю, что в подобных упражнениях забывается фактор сенсорной культуры.


О смыслах десяти кубов Розовой башни


У наших детей, в числе прочих дидактических материалов, имеется серия из десяти кубов. Первый имеет в основании десять сантиметров, а у других основания уменьшаются последовательно на один сантиметр, так что основание последнего кубика — один сантиметр.

Упражнение заключается в складывании этих кубиков, окрашенных в бледно-розовый цвет, на зеленый коврик, а затем сооружения башни. В основание ставят большой куб, на него – следующие по величине, а на самом верху — кубик в один сантиметр. Из кубиков, разложенных по зеленому ковру, дети должны каждый раз отбирать «самый большой».

Эта игра особенно занимает детей двух с половиною лет. Соорудив башню, они разрушают ее ударом ручонки и любуются розовыми вещицами, рассыпанными по зеленому ковру. Потом они опять начинают постройку, возводя и разрушая ее много раз.

Если перед этим дидактическим материалом посадить одного из моих детей от трех до четырех лет и школьника первого элементарного класса (шести и семи лет), то мой воспитанник, без сомнения, покажет более короткий период реакции и не сделает ошибок.



То же можно сказать относительно измерений хроматического чувства. Этот воспитательный метод должны бы принять к сведению специалисты по экспериментальной психологии. Итак, наш дидактический материал делает возможным самовоспитание и допускает методическое воспитание чувств. Оно зиждется не на искусстве наставницы, но на воспитательной системе.

Наставница только демонстрирует предметы, которые, во-первых, привлекают внимание ребенка, а, во-вторых, заключают в себе рациональную постепенность стимулов. Не следует смешивать воспитания чувств с конкретными понятиями об окружающей среде, получаемыми с помощью органов чувств. Равным образом мы не должны отождествлять этих чувств с номенклатурой, соответствующей конкретному понятию, и еще менее с построением синтетических или абстрактных идей.

Вспомним, что делает учитель музыки, когда дает урок игры на рояле. Он показывает ученику правильное положение тела, рассказывает, что такое ноты, объясняет соответствие между написанными нотами и клавишами, ставит руку, а затем требует от ребенка проделать упражнение самостоятельно. Если из этого мальчика или девочки хотят сделать пианиста, то между понятиями, преподанными учителем, и музыкальной игрою должен пролечь долгий путь терпеливых упражнений, развивающих гибкость пальцев.

Координация специальных мускульных движений должна стать автоматической, и мускулы рук должны окрепнуть в часто повторяющихся упражнениях. Поэтому пианисту приходится работать самому с собой. Успех его тем выше, чем настойчивее он в упражнениях. Любовь к музыке побуждает его к этой настойчивости, но для превращения ученика в настоящего пианиста одних упражнений недостаточно.

Ученик всегда нуждается в руководстве учителя. Наставницы «Дома ребенка» должны иметь отчетливое представление о руководстве ребенком и о его индивидуальных упражнениях. Только точно определив для себя эти две грани, можно приступить к руководству саморазвитием ребенка. В определении своевременности и характера вмешательства в детскую жизнь и заключается искусство наставницы.


Успех ребенка тем выше, чем настойчивее он в упражнениях


Например, в «Доме ребенка» на Prati di Castello, питомцы которого принадлежат к мелкой буржуазии, через месяц после открытия школы, я нашла пятилетнего мальчика, который уже умел составлять слова, так как в совершенстве знал азбуку. Он изучил ее за две недели! Он умел писать на черной доске, а в свободном рисовании показал себя не только наблюдательным, но и обнаружил некоторое интуитивное знание перспективы, — превосходно нарисовал дом и стол.

Что касается упражнений в хроматическом чувстве, то он смешивал восемь оттенков восьми цветов. Из шестидесяти четырех табличек, каждая из которых была обмотана шелком особого цвета или оттенка, он быстро выделял восемь основных групп, после чего, с легкостью располагал каждый цветовой ряд в соответствии с оттенками.

Я сделала опыт. Подвела мальчика к окну и показала ему одну из цветных табличек на деревянном столике, велела хорошенько к ней приглядеться и запомнить цвет. Затем отослала его к другому столу, на котором были разложены таблички и попросила принести табличку, подобную той, на которую он смотрел.

Малыш несколько раз приносил мне таблички, и при этом делал самые ничтожные ошибки. Он всегда выбирал точный цвет, и лишь изредка путал оттенки. Значит, у мальчика в изумительной степени была развита способность к распознаванию цвета.

Подобно другим детям, он очень любил хроматические упражнения. Но когда я, однажды спросила его, что это за цвет, показав на белый моток ниток, он долго колебался и ответил: неуверенно: «Белый». Понятно, что такой ребенок и без вмешательства наставницы сумел бы заучить название каждого цвета. Но наставница рассказала мне, что, когда она заметила, с каким трудом он запоминает название цветов, она перестала давать ему игры для развития цветового чувства.

Зато этот малыш быстро научится писать. Следовательно, был необыкновенно способный. Его различительная чувствительность стояла на одном уровне с большим умственным даром — вниманием и суждением. Но у него была плохая память на названия. Как бы мы ни стремились положить в основу формирования понятий именно воспитание чувств, вначале придется помочь ребенку научиться ассоциировать речь с восприятиями.


Как проводить трехступенчатый урок?


С большим успехом проходили в моих группах так называемые трехступенчатые уроки. По Сегену такими должны быть любые уроки наставницы.

1) Ассоциация сенсорного восприятия с названием. Например, мы показываем ребенку два цвета: красный и синий. Показывая красный, мы говорим: «Это — красный», а, показывая синий, «это — синий». Затем кладем цветные мотушки перед глазами ребенка на стол.

2) Распознавание предмета по названию. Мы говорим ребенку: «Дай мне красное», а затем: «Дай мне синее».

3) Запоминание названий предмета. Показывая предмет, мы спрашиваем ребенка: «Какого он цвета?» И малыш должен ответить: «Красный».

Сеген строго настаивает на этих трех периодах и советует некоторое время подержать предмет перед глазами ребенка. Он рекомендует так же никогда не показывать одного цвета, но всегда два за один раз, ибо контраст способствует запоминанию цветов.

Благодаря этому приему наши дети гораздо быстрее заучивают названия цветов, чем дети, которым в школах, не дают специального воспитания чувств. Но у у них существует период, предшествующий трехступенчатым урокам Сегена. Он заключает в себе настоящее воспитание чувств, то есть, приобретение остроты различительного восприятия, достигаемой только с помощью самовоспитания.


Вот перед нами пример превосходства воспитательного воздействия нашего педагогического метода в применении его к нормальным детям, по сравнению с воздействием на детей отсталых. Ассоциация названий с сенсорными материалами является источником огромного удовольствия для нормального ребенка.

Я помню, как однажды девочка, еще не достигшая трех лет и несколько запоздалая в развитии речи, заучивала названия трех цветов. Я попросила детей поставить у окна столик и, усевшись в одно из креслиц, указала девочке справа от себя на такое же креслице. Она села.

На столе передо мной лежало шесть цветных мотушек попарно. Две красных, две синих и две желтых. Сначала я положила один из мотков перед ребенком и попросила найти мне похожий.

Я повторила это для всех трех цветов, показав, как располагать их правильными парами. Затем перешла к третьей ступеньке урока по Сегену. Девочка научилась распознавать все три цвета и произносить название каждого. Она была так счастлива, что долго смотрела на меня, потом заплясала, запрыгала.

Видя ее восторг, я с улыбкой спросила: «Теперь ты знаешь цвета?» И она, продолжая подпрыгивать, ответила: «Да, да»! Восторгу ее не было границ. Она прыгала вокруг меня, радостно ожидая повторного вопроса, на который отвечала все с тем же восторгом: «Да! Да!»



Другая важная особенность техники воспитания чувств - изолирование чувства


Например, упражнения на развитие слуха проходят гораздо успешнее в условиях не только тишины, но и в темноте. Для воспитания чувств, например, в упражнениях тактильных, термических, барических и стереогностических, мы часто завязываем ребенку глаза.

Психология вполне объясняет этот прием. Завязывание глаз значительно повышает интерес детей к работе с материалом. При этом повязка лишь сосредотачивает ребенка на материале, поляризует его внимание.

Например, для проверки остроты слуха (а наставнице важно знать, хорошо ли слышит ее ребенок) я пользуюсь эмпирическим приемом, применяемым врачами при медицинских исследованиях. Прием этот — беззвучный голос, шепот.

Ребенку завязывают глаза, или же наставница становится позади него и произносит его имя шепотом с различных расстояний. Я устанавливаю в классе торжественную тишину, завешиваю окна и прошу детей закрыть глаза руками.

Затем я называю детей по именам, одного за другим, шепотом, более тихим для тех, кто поближе, и более отчетливым – для сидящих подальше. Каждый ребенок в полутьме ожидает тихого голоса, который позовет его, и напряженно вслушивается, готовый с восторгом броситься на таинственный и столь желанный зов.


Нормальному ребенку можно завязывать глаза в играх, где например, нужно узнать разницу в весе предметов. Это помогает ему напрягать и сосредотачивать внимание на барических табличках, которые он должен оценить. Завязывание глаз увеличивает его удовольствие, и он гордится тем, что ему удается «угадать».

Влияние тех же игр на отсталых детей носит совсем другой характер. Оставшись в темноте, они нередко засыпают или делают непозволительные вещи. Когда им завязывают глаза, они обращают свое внимание на саму повязку, и превращают упражнение в шумную игру, которая не достигает преследуемой цели.

Мы говорим об играх, но под этим словом подразумеваем свободную деятельность, направленную к определенной цели, а не беспорядочный шум, отвлекающий внимание.

Наконец, особенность методики обращения с материалом заключается в распределении предметов. Об этом мы подробно расскажем в описании системы наших дидактических материалов и приемов воспитания чувств. Сейчас же скажем, что начинать надо с немногих, сильно контрастирующих предметов-стимулов и переходить к упражнениям на распределение и градацию, все более тонкую и незаметную. Например, мы сначала показываем ребенку только красный цвет и синий; самую длинную и самую короткую штангу; самую толстую и самую тонкую призму. И постепенно переходим к распознаванию оттенков цвета, мельчайших различий в длине, величине предметов.

Мария Монтессори «Дом ребенка. Метод научной педагогики». Глава Воспитание чувств. Изд. "Задруга" 1913 год. Стр. 148-157.

Ролик Анны Бронниковой, монтессори-центр "Розовая башня", г. Тюмень 2023 год. 

Смотреть галерею
Смотреть галерею
Смотреть галерею
Смотреть галерею
Смотреть галерею
Смотреть галерею
#Мария Монтессори 44 #Зал сенсорики 20
Подключайтесь к нам в VK и Telegram:
новые статьи, комментарии, вопросы экспертам

Расскажите об этом друзьям:

Появились вопросы?