“Тот, кто прикасается к жизни ребенка, прикасается к самой чувствительной точке сущего. Его жизнь корнями опускается в далекое прошлое и взмывает вверх к безграничному будущему”

М. Монтессори

 

Как мы спеем или тайнопись еды

27 марта 2024, 17:25  Просмотров: 23

Уже с 16 недели в утробе матери у ребенка формируются вкусовые рецепторы, через амниотическую жидкость, а потом через мамино молоко малыш знакомится с разными вкусами. Насколько многообразно и широко взрослые предлагают различные продукты, настолько дети будут восприимчивы к разным вкусам впоследствии.

Трапеза на занятиях "Мама и дитя" в яслях Монтессори поощряет ребенка на взаимодействие с миром через угощение. Еда - огромная сфера нашей жизни, через которую мы многое узнаем про себя с каждой капелькой нового вкуса малыш делает открытие. Первый год жизни - возможность расширять представления о продуктах очень легко, такая возможность в хорошей компании есть у наших малышей на занятиях в монтессори-пространстве. А что у дошкольников постарше?

Корова мне кашу варила,
А дерево сказку читало...

Николай Заболоцкий

Мандариновый запах


Недаром Карлик Нос называл кухню «морем запахов»... Его волны проходят в самое сердце и остаются там на всю жизнь. Мандариновый запах Нового года, ванильный запах дня рождения, первое усложнение палитры запахов корицей и гвоздикой...

Бунин говорил Катаеву, что есть древний способ насладиться плодом, который попал к тебе в руки. Сначала нужно закрыть глаза и ощупать его. Затем вкусить его запах, и только потом резко открыть глаза и впустить в себя цвет. Ну, а тогда можно и надкусить.

В своё время моя дочь сделала открытие, что яблоко внутри и снаружи пахнет по-разному. Предложите детям знакомство с помидорами, огурцами, яблоками, тыквой. Как ни странно, многие дети вовсе и не знакомы с простыми, каждый день съедаемыми плодами.

Можно устроить это знакомство. Сидящих кругом детей попросите честно-честно закрыть глаза и в тишине подносите им по очереди разные овощи и фрукты. «Что это такое? Чем это пахнет?» Ответы и ассоциации будут самыми разными. Какой это помидор, если вообще помидор? Что это пахнет так сладко или неслышно? Игрой можно увлечь всех присутствующих детей, прося их угадать по запаху не просто огурец, а огурец непременно весенний. Какое это яблоко? Чья это морковка? А петрушка? А что такое пастернак? Далее, все так же с закрытыми глазами, дайте потрогать шероховатость огурца, округлость апельсина, продолговатость морковки с бархатной зеленой косой.

Осязание - это то же узнавание плода, внутреннее любование формой, её предвосхищение. Кому какие овощи нравятся? Найдите свое сходство, или сходство вашего друга с излюбленным фруктом, растением, наверняка, оно есть.

А теперь давайте вместе с детьми поразмыслим на тему: «Как мы спеем!» Особенно весной, вместе с молодыми плодами быстро растем и мы. Орех, созревая, твердеет. Вишня наливается соком. Персик становится мягким, а у груши розовеет бочок. Каждый спеет по-своему.

Но человек удивительное существо, он зреет, и воля его твердеет, а душа становится мягче. И если помидору от того, что он краснеет - хорошо, то человеку, быть может, горько или стыдно, вот ведь как получается...


Человек кормящий


Вместе с детьми любуйтесь изысканностью и простотой блюда, фантазируйте. Можно придумывать самые причудливые съедобные и несъедобные загадки. «Какая большая птица высиживает лимоны?» Конечно, чайник. Чай с лимоном пьют почти каждый вечер, почти в каждой семье, и из обыденности это может превратиться в сказку.

В малыше поразительно рано просыпается человек кормящий. Это и попытки накормить друг друга уникальной, воображаемой едой (опять по рецептам Питера Пэна), и кормление любимой игрушки растаявшей конфетой... А чего стоит леденец, положенный пятилетним мальчиком на игрушечную шхуну, дабы проверить существование волшебных человечков, описанных Борисом Житковым...

Опираясь на свою раннюю детскую память, хочется думать, что это не подражание взрослым, а проявление того душевного человеческого избытка, который таится в ребёнке, и проявляется только иногда через совершенно взрослый взгляд. Дмитрий Лихачев в последние годы жизни все чаще возвращался к точкам детства; он вспоминал о том, что мама каждому из шести детей готовила на день рождения какое-то совершенно неповторимое блюдо, даже в очень тяжелые годы... И душу Дмитрия Сергеевича в этот важный для него день грело сладкое горячее какао. Ибо, приготовленное только для тебя, переходит в разряд неповторимого.

Думаю, сейчас во времена адаптации и упрощения телевизионных рецептов, нас лишают приготовления ценности неповторимого фирменного блюда своего очага, этой черты, подчеркивающей уникальность Дома. Мы забываем, что нравственный смысл еды состоит в том, чтобы разделить пищу, а значит, понять, принять другого.

Совместная еда - это возможность создания пространства единомыслия. Георгий Дмитриевич Гачев замечательно отмечает таинство беседы за столом. Он говорит, что рот человека вкушающего и говорящего - это то место, где соединяется плод земли и плод мысли в слове. Именно поэтому в истории некоторых культур было запрещено есть в одиночку. Печально, что многие современные дети приучены к обратному, и первые опыты совместных выходов на природу, как правило, кончаются лоскутными трапезами в одиночку и долгим приучением к радости совместного вкушения.


Не спеша и со вкусом


Лена Алексеевна Никитина как-то сказала мне: «Когда мои дети в перерывах между едой не отщипывают кусочки, а ждут общего стола, я знаю: в семье все в порядке». А в детском саду Лилии Анатольевны Блудовой на столиках было по супнице. В полном доверии со стороны взрослого дети брали себе еды столько, сколько хотели, при условии, что все будет съедено. Не было проблемы недоеденных порций, и продукты расходились в соответствии с нормой.

В том же саду каждый стол был накрыт своеобразной скатертью, посуда по возможности тоже была особенной - кому какая больше нравилась. Накрывали на стол, не спеша, и со вкусом, и главное, все вместе. Временной и географический хаос продуктов, на мой взгляд, лишает плод главного признака прирученной любимой вещи - его ожидания. Этому можно противопоставить только свои семейные праздничные традиции. Пир становится пиром для ребёнка только в сопровождении игры. Игры за праздничным столом уводят детей от обыденности, повторяемости, лечат от быстрого ежедневного темпоритма.

Детям необычайно нравится праздничность стола, они мечтают об огромных тортах с панорамой, с кремом, с продолжением сказки. Из соленых хлебных палочек легко, как из спичек, выкладывается домик с бисквитной крышей, вокруг стелется мармеладный лед, из зефира лепится снеговик. Сотворив такой шедевр (пусть это будет раз в году!), дети почувствуют себя мастерами. Они вдруг вырастут в собственных глазах, и будто бы даже реально - ведь в их руках небольшой ломик, маленький, подвластный им мир. Обычно, дети очень бережно относятся к своим творениям, постепенно объедая пейзаж, они до последнего засыхания берегут домик...


Гоголь-моголь и винегрет


Второе бесконечно длящееся совместное удовольствие вкушения - гоголь-моголь. Всем раздаются стаканы, и под звон ложек дети взбивают моголь - желток, а взрослые - гоголь, белок. Потом идет обмен вкусностей или все это превращается в одно общее угощение, общее удовольствие.

Вот ещё одна вкусная игра, она называется «винегрет». К вопросу: «Кто с кем готов разделить трапезу?», складываются группы из детей и родителей. По одному человеку от каждой группы приглашаются к столу, на котором лежат мешочки с неизвестной едой: конфеты, моченый чеснок, лимон, кусочек дыни... Суть в том, чтобы, замирая, уметь разделить как вкусную, так и невкусную участь. И порадоваться неожиданному.

Пусть взрослые и дети приготовят друг другу блюда из чувств и пожеланий. Вдруг обычные конфеты окажутся таблетками доброты, мудрости, понимания и ласки... Быть может, ваш ребёнок предложит вам самое неожиданное блюдо, проверьте.

Моя мама рассказывала мне, как в голодное военное время каждая семья старалась сохранить традицию выпечки пирогов, пусть без сладостей, с листьями, с крапивой, но ароматных хлебных пирогов.

В дневниках Даниила Гранина встречаются похожие размышления о том, что еда, выпавшая на самые голодные годы, кажется детям потом самой вкусной. Ибо в ней запечатлевается не столько качество вкуса самого предмета, сколько бесконечно складывающиеся старания родных людей. Чем труднее, тем значимей вложенное туда внутреннее питание человека.

Однажды, собрав родителей и детей на вкусные зимние посиделки, мы предложили ребятам на ватмане нарисовать фантастическое угощение для мам и пап. И в сгущающихся сумерках, когда пиршество было готово, используя простую шведскую стенку и фонарики, ребята тут же превратили её в многоэтажный дом и осветили свои рисунки, превратив их в окна... И оттуда, перекликаясь, начали по очереди, по именам, звать своих родителей к фантастичному ужину. Реакция была неожиданной, родители оцепенели и потом их взгляд, отклик, изменение позы, составили единую, общую цитату детства.

Из книги «Что хранится в карманах детства», Агентство образовательного сотрудничества, 2004 г.

Статья из журнала "Монтессори-клуб" № 1(16) 2009 Фото: архив журнала, рисунок Татьяны Бабушкиной


Смотреть галерею
Смотреть галерею
Смотреть галерею
Смотреть галерею
Смотреть галерею
Смотреть галерею

Расскажите об этом друзьям:

Появились вопросы?