Новости
Хрестоматия
Лекции
Тренинги
Дневники
Материалы
Видео
Фотоальбомы
Вопросы и ответы




Новости:
Самообучение детей не возможно без самообучения взрослых
Образование, хотим мы того или нет, с течением времени меняется. Смешно говорить о возвращении к старой школе и к старым методам обучения – все равно, что отрицать прогресс человеческой цивилизации и культуры. Гораздо эффективнее глубоко наблюдать современную жизнь, ориентироваться на нее и разрабатывать всё новые инструменты образования человека и смело включать их в свою ежедневную работу. Все это относится и к преподаванию монтессори-педагогики взрослым, рожденному больше века назад, но не умирающему, именно благодаря своему прогрессивному движению вперед в современном мире.

"Монтессори-клуб" о результатах монтессори-образования
Вышел в свет и отправился к подписчикам весенний номер журнала "Монтессори-клуб", посвященный результатам монтессори-образования.

В свободную продажу поступил наш долгожданный Коврик времени «История России»!
Ура! Наконец-то-наконец-то! В свободную продажу поступил наш долгожданный Коврик времени «История России»! Мы вместе с Еленой Семериковой и боевой командой издательства «Национальное образование» трудились целый год, подбирая наиболее точный и понятный детям исторический материал, создавая тексты к многочисленным картинкам и продумывая методически интерактивную часть работы с нашим Ковриком времени.

     

Хотите помочь изданию новых книг и пособий
по Монтессори-педагогике в России?

Издательство "Народная книга" приглашает Вас стать издателем: зарегистрируйтесь и издавайте книги вместе с единомышленниками! Уже более 200 человек реально помогают издавать уникальные книги по Монтессори-педагогике. Присоединяйтесь!



Об этом сайте  |  Отзывы  |  Контакты  |  Есть вопрос?
     

     
Главная > Хрестоматия > Тексты из библиотеки Марии Монтессори  
Жан Итар. Доклад о первых успехах в развитии Витора из Авейрона


 
О жизненном пути Итара

Жан Марк Гаспар Итар родился 24 апреля 1774 года у подножия Альп, в городе Ораисон/ Oraison. В детстве был отдан на  воспитание и обучение к своему дяде, канонику в кафедральном соборе городка Риез/Riez.  Позже продолжил обучение в Марселе. В начале гражданской войны, спровоцированной Великой Французской  революцией, случай приводит его на работу в военный госпиталь. Молодой Итар настолько увлекается медициной и лекциями профессора Лареу, что связывает дальнейшее своё обучение с хирургией. И в 1796 году он занимает вакансию хирурга в Валэ дэ Грасэ/Vale de Grace. Его  успешная работа в этом местечке и опять же случай, – спасение жизни священника, поднимают его на следующую ступень.  Итара приглашают занять пост главного врача в Государственном Институте глухонемых.

В 1801 году в окрестностях местечка Айверон был найден в лесу ребёнок-дикарь, которого привезли в Париж, поскольку сочли, что он может быть полезен для лучшего изучения развития человека, и министр Шампаньи, направляет его в институт, где работает Итар. Жан Итар сразу же берётся за воспитание маленького дикаря, и в конце 1801 года опубликовал свои первые записи, которые взбудоражили всю Европу. Даже  Российский Император жалует Итару драгоценное кольцо и предлагает ему престижное место в Санкт-Петербурге. Итар отклоняет это предложение и продолжает изучение и воспитание найденного в лесу ребёнка. В 1806 году он представляет в министерство второй отчёт о своей работе по наблюдению и обучению маленького дикаря из Айверона. По распоряжению правительства этот  труд был издан в 1807 году.

Люсьен Малсон /Lucien Malson
Профессор социальной психологии
национального педагогического центра
Беамонт/Beaumont Франция

Человек, вошедший в мир без надлежащих физических сил и врождённых идей, не способен осознать законы собственного величия, которые ставят его на первое место среди всех обитателей Земли.  Без социума и цивилизации человек  был бы одним  из самым слабых и глупых существ.  Только в лоне общества человек может найти возвышенную роль, которая предназначена  ему природой.

Эта гипотеза, много раз повторяемая в наше время, до сих пор  научно не доказана. Ученые, которые ее  проповедуют,  приводят выводы исследования физического и умственного состояния индивидов некоторых кочующих народов. Этих людей называют отсталыми, поскольку они живут иначе, чем мы.  В странствующей орде, так же как и в других организациях человеческого сообщества, человек есть только то – каким его сделали. он Своими близкими он обучен необходимому, заимствовал у них привычки и обычаи. Его идеи ему не принадлежат. Он наслаждается своим инстинктивным превосходством над животными и возможностью осмысленно подражать действиям соплеменников. Но тип человека, по настоящему дикого, должно искать в другом месте. Люди выросшие изолировано от общества и есть те дикари, которых нужно наблюдать и изучать, с той целью чтоб дать ответ на вопрос: что же даёт человеку жизнь в социуме и воспитание. Мы можем найти несколько случаев, описанных в 16-17 веках, о пленении таких дикарей. Но в эпоху этих историй изучение наук было не совершенным, авторы вдавались в  пространные объяснения, чувствовалась неуверенность в их гипотезах, а так же то, что они  вели работу  исключительно в своем кабинете. Не придавалось значения тщательной записи наблюдений,  и  остались не описанными драгоценные факты изучения исторической природы  и способностей  человека. Всё, что нам оставили авторы этих историй, сводится к тому, что найденные дикие люди были не  способны  показать какой-либо значительный прогресс в своем  развития. Не имею ни малейшего сомнения, что к ним применялись методы обучения типичные для данной местности и социума, без каких- либо изменений учитывающих конкретный случай.

Однажды, традиционный метод всё же имел некоторый успех в обучении девочки, найденной в начале 18 века во Франции. Ее достижения, вероятно, стали возможны благодаря тому, что она жила в лесу с некой спутницей.  Это простое общество позволило ей получить  небольшое интеллектуальное развитие и зачаток социального воспитания. Подобное утверждение выдвигает господин Кондилак/Condillac, полагая, что для двоих затерянных и находящихся в глубоком уединении детей, достаточно подобного симбиоза,  чтобы хотя бы в некоторой степени развить память и воображение и проявить определённое количество психических реакций. Это предположение, якобы, подтверждено описанием истории  девочки. В записях  Кондилака эта история начинается с проявления некоторых обстоятельств ее пребывания в лесах, и изобилует  подробностями воспоминаний о жестокой смерти ее спутницы.

*В примечаниях Итара написано, что эта девочка убила свою спутницу ударом в голову, когда обе нашли цветущий розовый куст. (От переводчика)

Другие найденные дети,  обнаруженные в ситуации полной социальной изоляции, показывали в высшей степени притуплённые способности.  Для развития этих детей применялись различные приемы метафизики.  Возможно,  они  и давали результат, но тормозились предубеждениями исследователей  о врождённых особенностях человека. Дело в том, что медицинское виденье проблем этих детей в то время тоже было ограничено существовавшей доктриной, при которой невозможно было  ставить философское понимание человеческих  способностей или недугов выше какого-либо другого.

В наши дни философия и медицина обретают значительный прогресс. Поэтому  можно предполагать, что в повторных исследованиях  эти науки приложат все свои ресурсы для попыток физически и морально поддержать развитие человека.  Эта попытка была бы невозможной или безуспешной без заинтересованного ученого, который наблюдал бы человека-дикаря, с осторожностью отбирал факты и  определял, какие знания, умения,  понятия этот дикарь имеет,  что и как нужно добавить в его воспитании, ведь подобные  данные до сих пор никем не определены. Сегодня мы не знаем, что же такой человек-дикарь может дать науке о воспитании в целом.

Не спрашивайте меня,  достиг ли я желанной цели. Вопрос этот был бы преждевременным.   Между тем,  я не стал бы занимать публику моими работами, если бы ни потребность и обязательство свидетельствовать о  первых обретённых мною результатах собственных наблюдений. Думаю, я смог понять,  что найденный в лесах Айверона ребёнок не безнадёжный слабоумный, а существо, заслуживающее интереса и внимания. Он требует специальной осторожности в общении, которую необходимо ему предоставить.

Достижения подростка дикаря

Этот мальчик 11-12 лет, прятался в лесах Кауне и был пойман тремя охотниками. Его  передали вдове в ближайшем поселке, но через неделю он сбежал и продолжил свое уединенное житье, пока не был пойман ещё раз. Теперь его отправили в лечебницу Сант-Африке, а затем в лечебницу Родеж.  В течение нескольких месяцев он сменил несколько пристанищ и везде демонстрировал агрессивное стремление освободиться.  Как свидетельствуют отчёты людей тех мест, где он находился, мальчик всегда оставался  дикарем. В интересах науки, один из министров  решил переправить Дикаря из Айверона в парижскую клинику, где мне предложили заняться его изучением.

Для начала необходимо описать его поведение и сенсорные проявления. Передо мной был ребёнок отталкивающе грязный, совершающий конвульсивные движения, кусающий и царапающий всех кто пытается его обслуживать, равнодушный, ни к чему не проявляющий  интереса. Его органы чувств явно оставались не совершенны: глаза перебегали с объекта на объект не останавливаясь ни на чём, слух, казалось, не чувствовал разницы между музыкой и шумом, он издавал глухие гортанные звуки, похожие на звуки произносимые немыми, не замечал разницу между запахом духов и неприятными запахами.  Коллеги, ранее наблюдавшие этого мальчика, отнесли его к слабоумным идиотам.  Я бы так не утверждал.

Этот ребёнок, прожил в лесах несколько лет.  Очевидцы, изредка встречавшие дикаря в местности, где он был найден, свидетельствуют, что ему приходилось выживать в абсолютной изоляции и постоянном соперничестве с дикими зверями.   Он быстро бегает на просторе залезает  на деревья,  и постоянно пытается перейти на «галоп» во время ходьбы.  Количество шрамов на его теле (23 шрама), говорят о том, что он вёл напряженную борьбу за выживание. Наши наблюдения показали, что он предпочитает питаться растительной пищей, но, похоже, может съесть и мелкое животное. Вот небольшой эксперимент. Мальчику продемонстрировали мёртвую канарейку.  Он молниеносно схватил её, ощипал, вспорол ногтем, понюхал и отбросил.

Все эти наблюдения показывают, что этот ребёнок не слабоумный, он просто по своему интеллектуальному развитию похож больше на ребёнка 11-12 месяцев, чем на подростка 12 лет. Мои наблюдения и выводы дали мне надежду на возможность его дальнейшего развития и воспитания.  Ориентируясь на мои теоретические размышления, я выделил пять основных целей воспитания Дикаря из Айверона.

Первая цель: Приспособить его к социальной жизни, причём более приемлемыми для него методами, больше исходящими из уже имеющихся его достижений,  чем из противоречий и запретов.
Найденный мальчик, для которого резко изменилась вся его жизнь, был признан ненормальным только потому, что с предоставлением ему «нормальных условий» жизни вёл себя странно, уединённо и порой агрессивно. Думаю, необходимо проявлять к нему более гуманное отношение, дать возможность почувствовать себя счастливым. Для этого необходимо предоставить ему обильное питание по его выбору и вкусу, уважать периоды его апатии и составлять компанию в его прогулках, или вернее сказать, в его пробежках по саду. То есть приспособиться к его ритму жизни. Выполнять эту не простую задачу взялась сеньора Жерин (Guerin) со всей терпимостью матери и знаниями воспитателя-гида.
По прошествии нескольких месяцев такой жизни я вернулся к длительным наблюдениям за Витором, и могу констатировать, что мальчик стал намного спокойнее. Иногда он мог долго, около часа, наблюдать за падающими на поверхность озера листьями или разбуженный светом Луны, садился на подоконник, и смотрел, вытянув шею и замерев, на освещённые лунными лучами поляны. Казалось, что он впадал в созерцательный восторг. При этом его равномерное дыхание изредка прерывалось короткими стонами.  За прошедший период Виктор стал чуть больше ходить, а не бегать во время прогулок, проводить чуть меньше времени в апатии, уменьшилась его жадность во время поглощения пищи.

Вторая цель: Разбудить его органы чувств, то есть, чувствительность, используя активные стимулы и  душевные порывы.

Некоторые современные (начало19 века) физиологи предполагают, что чувствительность это продукт цивилизации. Клянусь, что этот Дикарь из Авейрона был прекрасным случаем проверить  это.
В начале наших наблюдений, мальчик мог в течение некоторого времени полуобнажённый находиться зимой в саду, рассматривая что-нибудь, и, похоже, не чувствуя холода. Или вытаскивал варящиеся картофелины из кипящей воды, и могу гарантировать, что кожа его оставалась не обожжённой. Орган слуха реагировал на звук, но реакции были отличны от наших эмоциональных реакций. Его привлекали звуки дробления ореха при другой пищи, а выстрел из пистолета вызывал только поворот головы и то лишь в первый раз, остальные выстрелы он оставлял без внимания.
Учитывая научные исследования показывающие, что кожа южных народов более устойчива к теплу, чем кожа людей севера, я решил попробовать разбудить чувствительность его кожных покровов и приказал купать его в горячей воде по 2-3 часа в день и так же поливать ему этой водой голову. Через некоторое время подросток стал показывать, что чувствует разницу в температуре, он трогал рукой воду и отказывался принимать не горячую ванну. Тот же мотив подтолкнул его к использованию одежды.  Через несколько месяцев он сам стал одеваться по утрам.  Несколько ночей, проведённых в мокрой постели, подтолкнули его подниматься во время сна по нужде.  Его увлекали и радовали разные вещи, например, отраженный от зеркала солнечный луч, или равномерно падающие на поверхность воды капли из наклоненного стакана.
Уже через три месяца этих и других экспериментов, мальчик стал показывать лучшую чувствительность тактильных, вкусовых, обонятельных рефлексов. Но мы не заметили прогресса в зрительном и слуховом восприятии. Скорее всего, эти сложные органы требуют иной тренировки или более длительного срока.

Третья цель: расширить спектр его представлений,  дав ему новые связи с окружающим миром, усиливая при этом уже имеющие.

Я предоставил Виктору разнообразные детские игрушки, и пытался научить его их использовать. Но к моему огорчению заметил, что они часто выводят его из себя, и он прячет их в разные места, хотя не ломает. Ломал их только иногда когда был в гневе. Часто перед обедом я сажал его перед собой, и ставил перед ним 3-4 серебряных стакана. Медленно переворачивая их, я прятал под ними каштан или орех, поднимая один из них и не находил там ореха, предлагал ему жестом делать то же, и какова же была его радость когда он обнаруживал там орех или каштан. Со временем я заменил съедобные продукты на простые предметы. Интерес его к этой игре не угас, он научился быстро находить спрятанный предмет. Иногда я брал Виктора с собой на прогулку, и через некоторое время он стал понимать, что когда я входил в шляпе и с курткой в руке, означает, что можно было пойти со мной. Он подскакивал, одевался и был готов следовать за мной, тем самым, напоминая домашнюю собаку. Отношение его ко мне было иным, чем к мадам Жерин, он явно выделял её и даже расстраивался до слёз, когда она уходила. Раньше мы не наблюдали его слёз ни при боли, ни при грусти. Таким образом, мы подтвердили факт привязанности к матери, реакции на её присутствие, ведь и мадам Жерин относилась к нему с не меньшей любовью и привязанностью. И предусмотренная природой связь возродилась, так как матери будят в ребёнке первую привязанность и первую улыбку и в этом случае мы увидели результат. Для возбуждения разных связей в его мозгу, я давал ему пробовать блюда и напитки, такие как ликёр, острые специи, сладости. Он не выказал какие-нибудь предпочтения к сладостям любимым детьми, но мог отличить один продукт от другого и брал то, что ему больше нравилось.

Четвёртая цель: Побудить его использовать слово через упражнения в подражании в моменты физической необходимости.

Окружающие спрашивали меня, говорит ли дикий мальчик? Не глухой ли он? Понятно, что в лесах, где он обитал,  можно слышать лишь шумы леса, голоса птиц и слух служил ему для распознания опасных шорохов или звука падающего плода. Слышал он хорошо, но придавал значение только тем звукам, которые имели для него смысл, то есть должна была существовать связь между звуком и последующим действием. Именно поэтому он не обращал внимания на звуки человеческой речи или на звук выстрела из пистолета. Он, конечно же, не умел говорить, поскольку для воспроизведения речи, мало иметь нормальный слух, необходимо воспроизводить звук, а для этого надо обладать определённой координацией слухового  аппарата и голосовых связок. У этого ребёнка могла быть нарушена подобная связь. Вот о чём я думал, когда пытался понять природу его немоты. В первые пять месяцев мне не удалось заметить каких либо реакций с его стороны на человеческую речь. Но по прошествии этого времени в один из дней он вдруг повернул голову на возглас: «Ох!». После чего я неоднократно перепроверил это  наблюдение. Он начал обращать внимание на возгласы с похожим сочетанием звуков. Но оставался совершенно немым. Все мои попытки услышать хоть какое-то подражание звукам человеческой речи не имели успеха. Я многократно провоцировал его сказать слово «вода», предлагая ему воду и, переливая ее, когда он хотел пить. Таким же образом пытался спровоцировать сказать слово «молоко» И на 4 день упражнений со словом «молоко», я вдруг услышал это слово от него достаточно чётко. Он произнёс его без задержки, повторив за мной и протягивая мне чашку. После этого не оставалось сомнений, что он способен говорить! Затем мы услышали сочетания «льи», «гли». Но это заняло ещё не один месяц. Конечно, этот успех очень незначителен, но он позволяет мне гарантировать его дальнейшее развитие. Что касается других способов общения, то Виктор так же начал их активно использовать, часто показывая жестом, чего он хочет, или, сразу понимая и реагируя на наши жесты и немые просьбы.

Пятая цель: Демонстрировать в течение некоторого времени  цели его физических потребностей,  затем перейти к учебным упражнениям на сравнение и результат действия.

Эта цель не связана непосредственно с физическими потребностями найденного ребёнка, но она направлена на его интеллектуальное развитие.
Я начал заниматься, показывая ему простой нарисованный объект. Сначала на картинке были изображены предметы: ключ, молоток и ножницы. Когда я выкладывал картинки перед ним и просил принести предметы, он безошибочно приносил мне их. Так же я заметил, что мальчик любит возвращать вещи и небольшую мебель на своё место, если они по какой-либо причине были перемещены.
В комнате на маленьких гвоздиках над предметами были развешаны их изображения, и когда я специально перевешивал таблички, Виктор не успокаивался, пока не развешивал всё на свои места. Затем я заменил некоторые картинки геометрическими фигурами. Привыкнув к ним, мальчик стал точно так же развешивать их на привычные места. Обрадовавшись этим результатам, я попытался применить метод обучения чтению, который использовался для глухонемых. Под картинкой помещалось слово, обозначающее этот объект, и в последствии картинка убиралась, а буквенное обозначение оставалось. Глухонемые дети довольно быстро проходили фазу различения слов и соотнесения с предметом. С моим дикарём такой метод не прошёл, он не мог соотнести слово с предметом. Это была, пока что, непосильная  для него задача. Необходимо было придумать промежуточные шаги. Я стал заниматься сравнением фигур, изменяя их цвет и положение, побуждая его замечать небольшую разницу, тренируя тем самым сравнительные операции и память. Но всё было не так просто.  В один из периодов работы Виктор стал избегать занятий или пытался симулировать припадки, по виду напоминающие эпилептические, но я не сомневался, что это только демонстрация протеста, а не болезнь. Я решил показать, что я доминирую над ним и любым способом заставлю его развиваться.

Однажды, когда он в очередной раз стал симулировать припадок, я схватил его и подтащил к окну на третьем этаже, зная что он боится высоты, угрожая что выброшу его за окно, если он не прекратит свои притворства и не начнёт выполнять мои задания. Он очень испугался, затрясся, побелел. Я оттащил его от окна, он начал рыдать.  После того как он успокоился, я повторил упражнения, и он выполнил их. После этого случая он никогда больше не симулировал припадки.

Я заказал специальный материал: на картоне размером в одну ступню были напечатаны буквы алфавита и цифры. Такие же буквы и цифры были вырезаны из металла и помещены в большой ящик с отделениями. Виктор показал чудеса своих возможностей, когда почти без ошибок разложил металлические буквы поверх напечатанных. После долгих упражнений на нахождение букв и их изображения, мы с сеньорой Жерин сыграли маленькую сценку. На глазах у Виктора и сеньоры Жерин, я составил на небольшом подносе из букв слово молоко (LAIT - франц), не говоря при этом ни слова.  И Жерин незамедлительно принесла мне чашку молока. Когда я пил молоко Виктор смотрел на меня. Я тут же показал ему молоко и сложенные в слово буквы. После чего убрал буквы с подноса, и Виктор тут же положил их на место, правда, в обратном порядке (TIAL).  Очень медленно я передвинул эти буквы на нужное место, а потом опять их убрал с подноса. Виктор вернул их на поднос, но уже в правильном порядке. И тут же сеньора Жерин принесла ему молоко. Таким образом, упражняясь, мы добавляли новые слова, давая мальчику понять связь между словом и объектом его желаний.
                                                             ***
Подводя итог всему, что случилось в этот год с Виктором, или,  как его называют, с Дикарём из Авейрона, могу констатировать, что он способен развивать свои способности и органы чувств и показал результаты в сравнении, сложении, в упражнениях на внимание и тренировку памяти. Всех своих успехов он достиг за какие-то 9 месяцев специальной заботы и упражнений. Хотя в первое время он не показывал и малейшей концентрации внимания, наш первый успех говорит о том, что этот мальчик способен обучаться, и в своём пути в образовании проходит стадии развития каждого ребёнка, может быть, немного медленнее, но он обязательно освоит многое, что необходимо человеку для нормальной жизни.
 



Список материалов:

  • Беседа Эйнштейна и Рабиндраната Тагора

  • Рабиндранат Тагор. Лирика

  • Жан Жак Руссо. О причинах различий между людьми...

  • Зигмунд Фрейд. Из жизни детской души

  • Фридрих Фрёбель. Жизнь ребенка

  • Махатма Ганди. Моя вера в ненасилие

  • И.Г. Песталоцци. Наблюдать, говорить, мыслить

  • Жан Итар. Доклад о первых успехах в развитии Витора из Авейрона

  • Эдуард Сеген. Освежение и укрепление жизни

  • Джон Дьюи. Изучение детской деятельности важнее использования любого набора игр

  • Жан Пиаже. Как дети образуют математические понятия

  • Роже Кузине. Он опирался на многолетний эксперимент, что подтверждало научность его педагогики



  • Форма обратной связи:
    Ваше имя:*

    Ваш телефон:

    Ваш e-mail:*
    Ваш вопрос или комментарий:*
         
    Создание и поддержка сайта:
    Sitescript
    Яндекс.Метрика
      

    © Elena Hiltunen, Mariamontessori.ru