Новости
Хрестоматия
Лекции
Тренинги
Дневники
Материалы
Видео
Фотоальбомы
Вопросы и ответы




Новости:
"Монтессори-клуб" о результатах монтессори-образования
Вышел в свет и отправился к подписчикам весенний номер журнала "Монтессори-клуб", посвященный результатам монтессори-образования.

В свободную продажу поступил наш долгожданный Коврик времени «История России»!
Ура! Наконец-то-наконец-то! В свободную продажу поступил наш долгожданный Коврик времени «История России»! Мы вместе с Еленой Семериковой и боевой командой издательства «Национальное образование» трудились целый год, подбирая наиболее точный и понятный детям исторический материал, создавая тексты к многочисленным картинкам и продумывая методически интерактивную часть работы с нашим Ковриком времени.

Книжка Анатолия Марковича Цирульникова уже готова!
Не прошло и нескольких месяцев, как деньги на издание книжки ученого, путешественника и писателя А. М. Цирульникова «ОТ БОРИСА ДО ЮЛИИ. История детства. Детские истории» уже собрались! Мы с благодарностью поздравляем 39 ее издателей с состоявшимся проектом. Без Вашего участия эта замечательная книга так и лежала бы в ящике письменного стола Анатолия Марковича, и мало кто смог бы ее прочитать.

     

Хотите помочь изданию новых книг и пособий
по Монтессори-педагогике в России?

Издательство "Народная книга" приглашает Вас стать издателем: зарегистрируйтесь и издавайте книги вместе с единомышленниками! Уже более 200 человек реально помогают издавать уникальные книги по Монтессори-педагогике. Присоединяйтесь!



Об этом сайте  |  Отзывы  |  Контакты  |  Есть вопрос?
     

     
Главная > Дневники > Исторические дневники с современными комментариями  
О свободе и дисциплине

Из дневника Елизаветы Тихеевой

Отправляясь на via Giusti, я была полна сомнений, недоумений  – как ограждается духовная свобода ребенка среди режима монастырской школы. И вот я там побывала, и сомнения мои рассеялись, уступив место достоверности. Вся внешняя обстановка «дома»-эти часовни, молельни, Мадонны и распятия, эти частые и обязательные молитвы, посещения церквей, - разве это условия, способствующие свободе духа?

И мне припоминались строки из заключительной главы книги г-жи Монтессори: «Мы думаем, что свобода совести и мысли заключается в отрицании известных чувств и взглядов например, чувства религиозного. Между тем там, где что-нибудь подавляется силой, свободы нет. Она там, где неограниченное проявление жизни оберегается. Кто не верует, не боится того, во что он не верует, и не борется с тем, чего не существует. Если же он верует и борется, он становится борцом против свободы. Мы не можем предвидеть грядущего прогресса мысли. Мы видим, например, в Домах ребенка торжество дисциплины путем свободы и самостоятельности, что доказывает огромный прогресс в развитии педагогических методов и подает блестящую надежду на возрождение человечества путем воспитания. Быть может, свобода мысли и совести приблизит нас и к новому великому подъему глубокого религиозного чувства».

Прекрасные слова! Но в каком огромном возмущающем душу противоречии находятся они с тем, что происходит в монастырских школах, в том числе и в «школе», руководимой самой Монтессори!  Я так и не поняла, как может человек, написавший эти строки, не видеть этого противоречия.

Комментарий из нашего времени

Совсем другие выводы можно сделать, прочитав строки Дневника Юлии Ивановны Фаусек.  Их смысл далек от абстрактных философических и, тем более, идеологических  постулатов. Она относится к увиденному с точки зрения педагогики. Для нее важна ситуация, при которой каждый из детей свободен уже потому, что занят своим делом и сосредоточен на нем, ведь это естественное для малышей состояние. Оно заставляет их, с одной стороны, самостоятельно и свободно выбирать предмет своей деятельности, а с другой, – быть вполне дисциплинированными, поскольку концентрация внимания заставляет не мешать другим заниматься своей работой.  Вот как Юлия Ивановна пишет об этом в своем дневнике.

 Из дневника Юлии Фаусек

Молчание и сосредоточенность в работе - главные отличительные черты в «Римских домах». Высказывались мнения, что такое поведение детей достигается суровой муштрой. Но отсутствие робости, непринужденность, связанная с вежливостью, в обращении с посетителями, спокойные, довольные лица, улыбки - всё доказывает противное. Эти дети молчат, потому что им хочется молчать, потому что они углублены в работу, потому что работающее и болтающее существо - два понятия несовместимые. Дети эти вовсе не должны сидеть неподвижно: они могут работать и сидя, и стоя, и даже лёжа на ковриках, они могут передвигаться свободно по комнате, могут ничего не делать. Но благодаря житейским упражнениям и образовательной гимнастике, дети эти научаются двигаться бесшумно, не опрокидывая стульев, не стуча ногами, не натыкаясь на предметы.

Каждый ребёнок занят своей работой, той работой, которая ему более всего по душе и по силам. Чем лучше ему удается эта работа, тем чаще хочется ему ее повторять, тем упорнее начинает он молчать. За работой и в молчании в нем зреет мысль, мысль такая же маленькая, как мало все его существо, но часто уже ясная и определенная, доступная его пониманию; мысль его собственная, а не услужливо преподнесенная воспитателем. Тишина и мир царят в комнате, наполненной малютками, занятыми работой, иногда в течение часа, иногда даже и больше. Тут воочию убеждаешься в той дисциплине, о которой говорит Монтессори в своей книге. Дисциплина эта свободна в настоящем смысле слова, ибо она исходит от самого ребёнка, в душе которого заложено желание повиноваться. Он только не умеет еще повиноваться, как не умеет еще очень многого в своей жизни. Нужно только, чтобы воспитание вело к повиновению разумной силе, а не к подчинению бессмысленным требованиям старших.

 «А где же детская радость, выражающаяся в беготне, болтовне, в криках?» - спросят у Монтессори. Все это есть в «Доме детей». Выбегая во двор, в садик или комнату для отдыха, дети и бегают, и скачут, и болтают между собой, и кричат. Но эти их действия приобретают известную долю стройности. Тут нет безудержной возни и беготни, доводящих детей до изнеможения и до истощения нервных сил, нет безустанной болтовни и диких криков…

…Когда я шла  в «Дом детей» на Виа Гиусти в последний раз, я купила на соседнем цветочном рынке большой букет белых роз. Дети были в саду с Изабеллой. Я села и стала ждать, держа букет на коленях. В комнату вошли зачем-то Тесла и Чичино. Тесла стремительно бросилась ко мне. «Эти цветы для Мадонны, да, синьора?» – быстро спросила она.  Чичино припал лицом к розам, вдыхая их аромат.  «Это — для Мадонны?» — спросил он, поднимая голову. Я разделила букет пополам и отдала цветы детям.  «Отнесите розы сестре Изабелле, а она пусть отдаст их Мадонне». Текла помчалась в сад, крепко прижимая к себе цветы. Чичино взял бережно букет, который его маленькие руки обхватывали с трудом, и с благодарностью посмотрел на меня своими умными глазами. Я не могла удержаться и поцеловала этого милого ребенка, образ которого навсегда остался в моей памяти. Из сада доносились радостные восклицания и легкий шелест детских ног. Я подошла к двери и любовалась детьми, собравшимися около маленького фонтанчика, в котором они устраивали розы, чтобы сохранить их свежесть. Когда дети сели завтракать, Изабелла спросила меня: «Это вы, синьора, принесли розы? Это было настоящее Провидение! Завтра  праздник Мадонны, и мы горевали, что у нас нет цветов, хотели украшать Мадонну просто листьями, и вдруг сначала Тесла, а потом Чичино принесли эти чудесные розы». Это был последний день моего посещения «Дома детей» на Виа Густи.

Комментарий из нашего времени

Мария Монтессори писала, что дети – существа удивительные, тонко чувствующие, всепрощающие. Их отношения со взрослыми, особенно с родителями, во многом походят на поклонение кумиру. Малыши подражают взрослым, копируют их действия и отношения друг с другом. Если прибавить к этому, что они – дети места и с молоком матери впитывают обычаи и настроения страны, в которой родились,  дома,  где живет их мама, детского сада и школы, куда  они ходят каждый день,  – то становятся понятными многие особенные черты их поведения. Впечатления детства могут всплыть через много лет. Они напрямую влияют на становление характера человека, на многие его поступки. Но самое важное – мы навсегда запомним, что дети – и только они – лучшие и самые верные из друзей.    


                                               Фрагменты дневников взяты из книг

Юлия Фаусек. Месяц в Риме в «Домах детей» Марии Монтессори.
Изд. Агентства образовательного сотрудничества, 2003

Елизавета Тихеева. Дома ребенка Монтессори в Риме.
Изд. Агентства образовательного сотрудничества, 2003

Татьяна Сухотина. Мария Монтессори и новое воспитание.
Изд. Агентства образовательного сотрудничества, 2003





Страницы дневника:

  • Из дневника Татьяны Сухотиной-Толстой

  • Из дневника Елизаветы Тихеевой

  • Из дневника Юлии Фаусек

  • О свободе и дисциплине



  • Форма обратной связи:
    Ваше имя:*

    Ваш телефон:

    Ваш e-mail:*
    Ваш вопрос или комментарий:*
         
    Создание и поддержка сайта:
    Sitescript
    Яндекс.Метрика
      

    © Elena Hiltunen, Mariamontessori.ru