Новости
Хрестоматия
Лекции
Тренинги
Дневники
Материалы
Видео
Фотоальбомы
Вопросы и ответы




Новости:
"Монтессори-клуб" о результатах монтессори-образования
Вышел в свет и отправился к подписчикам весенний номер журнала "Монтессори-клуб", посвященный результатам монтессори-образования.

В свободную продажу поступил наш долгожданный Коврик времени «История России»!
Ура! Наконец-то-наконец-то! В свободную продажу поступил наш долгожданный Коврик времени «История России»! Мы вместе с Еленой Семериковой и боевой командой издательства «Национальное образование» трудились целый год, подбирая наиболее точный и понятный детям исторический материал, создавая тексты к многочисленным картинкам и продумывая методически интерактивную часть работы с нашим Ковриком времени.

Книжка Анатолия Марковича Цирульникова уже готова!
Не прошло и нескольких месяцев, как деньги на издание книжки ученого, путешественника и писателя А. М. Цирульникова «ОТ БОРИСА ДО ЮЛИИ. История детства. Детские истории» уже собрались! Мы с благодарностью поздравляем 39 ее издателей с состоявшимся проектом. Без Вашего участия эта замечательная книга так и лежала бы в ящике письменного стола Анатолия Марковича, и мало кто смог бы ее прочитать.

     

Хотите помочь изданию новых книг и пособий
по Монтессори-педагогике в России?

Издательство "Народная книга" приглашает Вас стать издателем: зарегистрируйтесь и издавайте книги вместе с единомышленниками! Уже более 200 человек реально помогают издавать уникальные книги по Монтессори-педагогике. Присоединяйтесь!



Об этом сайте  |  Отзывы  |  Контакты  |  Есть вопрос?
     

     
Главная > Дневники > Исторические дневники с современными комментариями  
Из дневника Татьяны Сухотиной-Толстой

 

 

 

 

 

 

О свободной работе детей

Первое, что поражает в школах Монтессори, – это тишина. Я это сказала ей. Она улыбнулась и заметила: «Редкие учительницы понимают, что для того, чтобы заставить молчать ребенка, надо самой молчать». Это такое же Колумбово яйцо, как и то, что принудить ребенка к занятиям можно только отсутствием принуждения, что дать ему интерес к работе можно только тем, чтобы не навязывать ему этого интереса, что самая лучшая парта для того, чтобы сберечь здоровье ребенка, - это совершенное отсутствие ее.

Второе, довольно редкое явление в школах, это то, что дети в монтессорских Домах детей  отличаются необыкновенной вежливостью и благовоспитанностью. Это, конечно, происходит от самого строго-вежливого и внимательного отношения учительниц к детям. Я видела, как учительница, нечаянно задев ребенка, извинилась перед ним, как другая, прежде чем взять со стола ребенка какую-то вещь, спросила у него позволения это сделать, и слышала, как всегда, прежде чем проэкзаменовать передо мною или другими посетителями ребенка, - учительница у него спрашивала: «ты желаешь показать синьоре, как ты это делаешь?»

Расписания у Монтессори не существует. Дети все заняты различными делами по их выбору. Школа начинается с того, что надеваются фартуки, причем, дети помогают друг другу. Потом осматривается обстановка: смотрят - в порядке ли все вещи, чисты ли они: учительница указывает на те места, в которые обыкновенно забивается пыль, и дает детям необходимые предметы для уборки (половые щетки, веники, тряпки и т. п.). Затем дети садятся на места.  Учительница дает им понять, что естественно человеку - сидеть каждому на своем месте, молча, прямо, не мешая друг  другу, и что, кроме того, приятно для глаз, когда во всем виден порядок. Она говорит, что вставать с места и двигаться надо только тогда, когда имеешь для этого определенную надобность. После этого дети свободны делать, что хотят. «И потому»,- говорит Монтессори, – «если они, поняв то, что им сказано, встают, говорят, меняют место - они делают это не так, как прежде, не зная зачем, и,  ни о чем не думая, - но делают потому, что, действительно, для чего-нибудь хотят встать, говорить, двигаться»... Монтессори говорит, что она замечала, что движения детей при таком воспитании становились с каждым днем более осмысленными и порядочными, так как дети привыкли размышлять над своими поступками, в которые учительница вмешивается только тогда, когда видит что-либо вредное или непристойное.

Таким образом, образ старинной учительницы, надрывающей свои легкие в старании затушить всякие проявления жизни в ребенке - сам собой исчезает. Он отчасти заменен «дидактическим» материалом, содержащим сам в себе свою проверку и позволяющим ребенку самовоспитание. Учительница должна только наблюдать и направлять. Она должна быть una paziente е una silenziosa, как говорит Монтессори «терпеливица и молчаливица»

Комментарии из нашего времени
Наблюдая ребятишек францисканского монастыря, в котором в 1913 году развернулся Дом детей Монтессори,  Татьяна Львовна Сухотина-Толстая  хотела увидеть, как именно наставница достигает вполне тривиальной  цели – благонравия своих воспитанников.  И она увидела это и по достоинству оценила. 

Итак, чтобы стать настоящей Монтессори-наставницей, надо говорить мало и тихо, не навязывать собственного мнения, не осуждать ошибки в работе и здороваться, равно, как и прощаться, с каждым из детей за руку. Попробуем истолковать хотя бы  эти ежедневные приветствия пожатием  руки. Ведь в наших школах совсем другая традиция.  Когда учитель входит в класс, ученики встают перед ним около своих парт. Одно дело, взрослый тебе единственному протягивает руку, как бы выражая свое личное уважение и удовольствие от встречи с тобой. Другое – когда ты должен вместе со всеми встать, замереть и таким образом выразить свое уважение учителю. Попробуй не встань –  получишь выговор.  Учитель же мимолетно произносит обычное, ничего не выражающее «Здравствуйте, садитесь!»  А в наших детских садах воспитательницы часто и вообще не здороваются с детьми, видимо, полагая, что их малышам еще расти и расти до равноправного пожатия руки взрослого в приветствии. Мы, к сожалению, не задумываемся над тем, что наши дети – тоже люди, и имеют полное право, как любой человек, уважать нас или не уважать. Во всяком случае, уважение маленьких надо заслужить, и это не простая работа. Выходит, каждое утро мы даже не приступаем к воспитанию благонравия, ведь умение и желание искренне здороваться и прощаться друг с другом  – одна из его основ. Мне приходилось наблюдать рукопожатие начала дня во многих современных Монтессори-школах мира. Если, мы, действительно, стремимся к возвышению ребенка в отношениях со взрослыми, за что ратовала М. Монтессори, и о чем мы сами так часто печемся на словах, нам, наверное, стоит перенять монтессорианскую традицию приветствия.

В Доме детей Монтессори Татьяна Львовна Сухотина-Толстая заметила еще один важный момент  – строгий и всегда постоянный ритм жизни детей. Сначала уборка, или, как теперь говорят,  обязательная работа в уголке жизненной практики. Затем – урок тишины, следом – свободная работа с дидактическим материалом, грациозное хождение по линии и так далее. Все спокойно, ритмично и неизменно в течение каждого дня. Как в космосе – зиму сменяет весна, а весну – лето.  Любое нарушение ежедневного порядка событий приводит к    разбалансировке сознания маленьких детей. Они незаметно теряют великий подарок Творца – умение подолгу сосредотачиваться на своей деятельности. У детей мышление развивается за счет упорядочивания сознания. Это не подлежит сомнению, так как доказано сотнями научными исследований и прежних лет, и современными. Открытием Марии Монтессори считают так называемый сенситивный период порядка, который наблюдается у детей примерно до 5 – 6 лет, а впоследствии угасает, как и многие другие сенситивные периоды.  Если мы хотим не идти в разрез с человеческой природой и, действительно, помогать детям в жизни, – нам надо позаботиться о реальном создании условий для ее естественной ритмизации. Понятно, что это условие легче выполнить в ежедневном детском саду или школе полного дня, чем в группе кратковременного пребывания детей. Но нельзя и переборщить, установив слишком быстрый темп часто меняющихся занятий. В любом случае сигналом к нашей неудовлетворительной работе будет такая детская реплика: «Мне нравится ходить в детский сад. Но  почему воспитательницы от меня все время чего-то хотят?!»

Наблюдая работу наставниц  Дома детей, Татьяна Львовна отмечала одну их важную особенность.  «Она должна быть, как говорит Монтессори,  una paziente е una silenziosa, «терпеливица и молчаливица». Что это означает? И как подобное положение может быть истолковано с точки зрения  педагогической  антропологии?

Если развитие ребенка наиболее активно протекает в моменты его концентрации на целенаправленную  деятельность, то взрослые, казалось бы, давным-давно должны понять, что вербальные объяснения каких-либо понятий впрок ребенку не идут.   Поистине он впускает их в одно ухо, а в другое выпускает. Поэтому во время свободной работы наставница, прежде всего, должна обеспечить ребенку самостоятельную деятельность и  возможность концентрации внимания. Для выполнения первой задачи она заполняет среду детской группы автодидактическими материалами, а для исполнения второй – в буквальном смысле слова замолкает, что делают, следуя ее примеру, и дети.

Кстати, и сама Монтессори в книге «Дом ребенка. Метод научной педагогики» сетовала на трудность выполнения этой задачи нетренированной наставницей,  которая решила, например, дать ребенку минутный урок работы с каким-то материалом. Так и хочется пояснить словами свои действия при показе! Но для ребенка слова мало что значат, и мешают сосредоточиться на демонстрации самого материала. Вот почему Монтессори-наставницу Татьяна Львовна Сухотина-Толстая называла «молчаливицей».

Как же объяснить второе, ею придуманное,   слово – «терпеливица»?  Дело в том, что развитие человеческого дитя протекает очень медленно.  Возьмем хотя бы координацию движений. Молодой жеребенок сразу же после рождения поднимается на ноги, хоть пока и неустойчив. Но,  спустя несколько часов, он уже бежит рядом с кобылой. Человеческий ребенок  появляется на свет фактически в эмбриональной стадии развития. Отрезок времени, в течение которого новорожденные не способны к координации движений, уникален и среди других разновидностей животных. Дело в том, что первые движения жеребенка управляются врожденным инстинктом, а человеческий детеныш развивает целенаправленные движения, управляя своим мышлением, становление которого происходит в течение долгого времени и в прямом взаимодействии с окружающей средой. Природа наградила людей уникальной ролью – мы должны думать перед тем, как совершить какое-либо действие. Вот почему нам надо набраться терпения, прежде чем, мы обнаружим в развитии ребенка проявления его новых достижений.  Всему свое время. Самостроительство ребенка нельзя ни убыстрить, ни замедлить. Но мы должны обеспечить ему условия естественного протекания всех физических, интеллектуальных и духовных процессов и терпеливо ждать результатов своих усилий. Если ребенок с нашей взрослой точки зрения сделал какую-то ошибку в произнесенном или написанном слове или в решении математического счисления, значит, он просто не созрел до правильного решения. Надо немного подождать. Вот почему Татьяна Львовна Сухотина-Толстая называла Монтессори-наставницу  «терпеливицей».



Страницы дневника:

  • Из дневника Татьяны Сухотиной-Толстой

  • Из дневника Елизаветы Тихеевой

  • Из дневника Юлии Фаусек

  • О свободе и дисциплине



  • Форма обратной связи:
    Ваше имя:*

    Ваш телефон:

    Ваш e-mail:*
    Ваш вопрос или комментарий:*
         
    Создание и поддержка сайта:
    Sitescript
    Яндекс.Метрика
      

    © Elena Hiltunen, Mariamontessori.ru